Назад

НКМЗ - 80. Страницы истории

Показать все

Как Юг обогнал Север


В музее истории завода сохранились воспоминания первого начальника бюро прокатного оборудования проектно-конструкторского отдела Василия Лаврентьевича Шваюна, специалиста больших творческих и организаторских способностей.

Василий Лаврентьевич работал на НКМЗ с октября 1934-го по сентябрь 1945 года сначала начальником бюро прокатного оборудования, а затем начальником ПКО. С февраля 1940 года его должность была переименована, он стал главным конструктором завода, отдел соответственно - ОГК.

"С пуском НКМЗ в сентябре 1934 года остро стал вопрос о создании проектно-конструкторского отдела, - вспоминал В.Л. Шваюн. - Первая проблема кадры, вторая - помещение, так как главная контора завода не была построена.

Эти проблемы были решены так. Под помещение для ПКО и часть аппарата заводоуправления по рекомендации И.Т. Кирилкина заняли один из корпусов Краматорского института из двух выстроенных к этому времени.

Второй корпус заняли под главную контору значительно позже (в 1935-1936 гг.) К середине октября 1934 года здание под ПКО и часть аппарата заводоуправления (кабинеты директора, главного инженера, технический отдел, отдел труда и зарплаты, техбиблиотека) было готово к эксплуатации. (Заметим сразу, впоследствии, при отступлении фашистов здание главконторы было разрушено, на его месте в течение десятилетий располагалось тренировочное футбольное поле, а  сейчас бездействует открытый каток КрамГлобалАрена).

Основной костяк ПКО НКМЗ составили конструкторы КГММЗ. К тому времени ввиду пуска НКМЗ наркомат тяжелого машиностроения по представлению И.Т. Кирилкина разделил бывший КГММЗ и строительство НКМЗ (в обыденной жизни его называли ОКС) на три завода: Новокраматорский машзавод, Старокраматорский машзавод и Краматорский металлургический завод. Кирилкин также добился приказа о разделении ПКО и технического отдела объединенного завода на две части. Примерно две трети, это 116 человек, по приказу наркомата было выделено для НКМЗ, а директору НКМЗ давалось право подбора людей.

"Подбор прошел организованно, - вспоминал В.Л. Шваюн - Лично мне, работавшему тогда начальником бюро прокатного оборудования ПКО завода, пришлось готовить списки по разделу бюро, беседовать с конструкторами, выясняя их желание работать на СКМЗ или НКМЗ.

20 октября 1934 года в отдел пришли И.Т. Кирилкин и И.М. Каменев, назначенный техническим директором (теперь эта должность называется главный инженер). После беседы о роли и значении НКМЗ в промышленности страны, о задачах конструкторов нам оформили переводные записки с одного завода на другой.

Жалко было покидать завод, где я начал трудовую деятельность, без отрыва от производства получил высшее образование, где начались мои первые шаги на конструкторском поприще (с февраля 1926 года), где с моим участием были разработаны проекты станов 750; 450; 360; 280 Запорожстали, станов 800, 450, 360 Электростали, стана 750 Златоустовского завода и ряд другого оборудования. Жалко было расставаться с товарищами по работе - конструкторами бюро прокатного оборудования т.т. С.С. Лебедем, Щербиной и другими. Не скрою, с тяжестью в сердце переходил я работать на НKM3, но это чувство быстро прошло".

Вместе с конструкторами передавались и проектные работы по прокатному оборудованию, которые велись в ПКО объединенного завода, начиная со второй половины 1933 года: слябинг 1100 для Запорожстали, непрерывно-заготовочный стан для завода им. Дзержинского г. Каменское (теперь Днепродзержинск), рельсобалочный стан для Азовстали, непрерывно-заготовочные станы 630 и 450 Макеевскому метзаводу и другое более мелкое оборудование.

С 23 октября конструкторы расположились на новом месте. Бюро прокатного оборудования ПКО НКМЗ оказалось самым многочисленным из всех бюро отдела, его штат составил примерно 60 человек. Значительный процент составили вновь поступающие конструкторы, например, В.Х. Чайка и Е.А. Богомолов, приехавшие из Каменского, А. Ковтушенко из Москвы, Ревунов из Горького (Н.Новгород).

В бюро было организовано три сектора. Сектором станин листовой и ленточной прокатки руководил А.М. Рыбальченко Здесь заканчивали рабочий проект слябинга и непрерывно-заготовочного стана 730/650/560 метзавода им. Дзержинского. В секторе станов сортовой прокатки (руководитель С.С. Гржибовский) разрабатывались технические и рабочие проекты рельсобалочного стана Азовстали и непрерывно-заготовительных станов 630 и 450 Макеевскому заводу. Руководителем сектора адъюстажных машин был назначен В.Ф. Соболь.

Большую помощь конструкторам-прокатчикам оказывал инженер А.К. Пудиков, работавший в то время начальником прокатного цеха, а потом главным инженером Запорожстали. Приезжая часто в служебные командировки, он сообщал нам неоценимую информацию о работе станов Запорожстали и отдельных узлов, давал ценные предложения и охотно просматривал проекты еще до их окончания.

Специалисты-прокатчики Запорожстали, как вспоминал В.Л. Шваюн, были университетами новокраматорцев, они передали конструкторам НКМЗ и СКМЗ много знаний и опыта.

Работая над первым в Европе, СССР, на НКМЗ слябингом, новокраматорцы вырабатывали новую школу конструирования прокатного оборудования - советскую.

Из прогрессивных решений тех лет Василий Лаврентьевич называет несколько. Во-первых, индивидуальный привод каждого рабочего горизонтального валка. Это смелое решение было принято в начале проектирования после ожесточенных споров. Дело в том, что впервые в США начали применять эту схему электрической связи двух становых моторов без механической связи (зубчатыми передачами). В СССР не было производственного опыта по надежности такой схемы. Однако такое решение было принято и осуществлено. Опыт работы слябинга полностью подтвердил правильность решения.

Во-вторых, это вертикальная клеть слябинга. Примененная конструкция уплотнения жидкой смазки подшипников валков по журнальным данным не оправдала себя, так как были слишком большие утечки масла, клеть буквально заливало маслом. Конструктор В.В. Брехов разработал новую систему смазки - густую, которая дала положительный результат и жалобы Запорожстали прекратились.

В-третьих, применение подшипников качения в рабочих рольгангах было встречено многими специалистами в штыки. Доказывалось, что подшипники перегреются, их заклинит, они выйдут из строя Многие конструкторы-прокатчики также поддерживали мнение специалистов. Однако руководство ПКО и бюро прокатного оборудования пошли на применение подшипников качения, исходя из информации о том, что в США рабочие рольганги слябингов и блюмингов начали изготовлять на подшипниках качения. Потребовалась большая организационная работа с московским ГПЗ по изготовлению подшипников с большими, чем обычно, допусками на случай перегрева. Наконец, все вопросы утрясены, рольганги изготовлены, стан пущен и оказалось, что упорные кольца для восприятия осевых усилий от конических шестерен задирало, и это грозило большими неприятностями вплоть до остановки стана.

Радиально-упорных подшипников качения таких крупных размеров как требовалось для рабочих рольгангов, промышленность страны еще не изготовляла. Конструкторская смекалка и тут нашла выход. Талантливый инженер А. Ковтушенко предложил использовать идею подшипника Митчелла.

После переделки упорных колец по предложению Ковтушенко рабочие рольганги стали работать нормально.

Ну, и в-четвертых, конструкторы Чайка и Богомолов разработали оригинальные манипуляторы с односторонними приводами вместо привычных двусторонних немецкого типа, которые затрудняли доступ к рабочим рольгангам.

Таких примеров можно привести много, но важны не примеры, а вывод. В ПКО НКМЗ росли конструкторские кадры, способные решать задачи создания новых советских образцов оборудования для черной металлургии и других отраслей. В это же время в других бюро заводского ПКО создавались мощные шахтные подъемные машины с цилиндрическим барабаном ø4,5 и 6 м; 220-тонные металлургические краны, 16-тонные углеразмольные мельницы и другое оборудование, что освобождало СССР от закупок его за границей.

В 1934 году в Европе не было таких сложных агрегатов прокатного оборудования как непрерывные широкополосные тонколистовые станы. Советское правительство приняло решение построить непрерывный стан на заводе Запорожсталь, а для этого купить проект стана и часть наиболее сложного оборудования в США. Была организована комиссия из представителей завода Запорожсталь, НКМЗ, Гипромеза, Стальпроекта, завода Электросила и ХПКУ, Харьковского проектно-конструкторского управления электроприводов. От НКМЗ в эту комиссию вошло три представителя: И.Т. Катеринич, работавший в то время заместителем начальника механического цеха № 1, ведущий инженер УКСа П.Р. Перепелица и В.Л. Шваюн. Комиссия выехала в декабре 1934 года сначала в Германию, а оттуда через месяц - в США.

Для Василия Лаврентьевича эта командировка затянулась более чем на год. После заключения контракта с фирмой United Corporation американские конструкторы специфицировали материалы, подшипники качения, крепеж и другие комплектующие по советским стандартам. Необходимую информацию по применению советских материалов проектантам поставляли В.Л. Шваюн и П.Р. Перепелица.

Фирма после окончания монтажа обязалась сдать Запорожстали оборудование на ходу с доведением проектной мощности стана горячей прокатки 100 т в час или 600 тыс. т в год листа толщиной 1,5 до 6 мм. В то время это была колоссальная производительность.

На НКМЗ выехали два приемщика United Corporation, а на время монтажа на Запорожсталь - группа консультантов.

Технологи и производственники СССР блестяще справились с изготовлением сложного и точного оборудования стана. В помощь НКМЗ были выделены Уралмаш, который изготавливал дрессировочные клети; СКМЗ создавал адъюстаж: летучие ножницы, правильные машины, гильотинные ножницы; Ижорский завод поставлял различные отдельные машины. Основная масса оборудования станов горячей и холодной прокатки была изготовлена на НКМЗ.

В феврале 1937 года стан 1680 горячей прокатки был пущен и показал высокое качество изготовления советскими заводами оборудования, которое не уступало купленному в США.

По контракту на время проектирования стана Запорожсталь и НКМЗ имели право посылать на практику до пяти специалистов одновременно на срок до шести месяцев. Это положение контракта было использовано. Инженеры НКМЗ M.З. Сабуров, В.Н. Яковлев, A.M. Колескер набирались опыта в цехах семи заводов фирмы, прокатчики Запорожстали - на металлургическом заводе.

Изготовление непрерывного тонколистового стана, командировки в США были хорошей школой для молодого коллектива, который почувствовал, что ему по плечу любая задача по проектированию и изготовлению оборудования для нужд тяжелой индустрии советской страны.

Как вспоминал В.Л. Шваюн, коллектив конструкторов с 1937 по 1940 год работал над проектированием рельсобалочного стана Азовстали (он не был полностью изготовлен, помешала война), непрерывно-заготовочного стана (также поставка не была закончена на заключительной стадии), непрерывно-заготовочных станов 630-450, молотовидного крана для судоверфей, сухого дока для ремонта судов, горизонтально-ковочных машин, роторного экскаватора для Камыш-Бурунского месторождения. Напряженно трудились конструкторы над техническим проектом бицилиндроконической шахтной подъемной машины и целым рядом другого оборудования, включая гидропрессы горизонтального и вертикального типа. К тому времени на заводе выросли опытные конструкторы: И.И. Доброскок, П.Д. Онуфриев, А.М. Рыбальченко, В.А. Кузнецов, Ф.И. Чеботников, Л.М. Витушинский, П.М. Бескорованный, В.А. Вильчинский и десятки других.

К 1940 году отдел главного конструктора НКМЗ насчитывал около 600 человек, из них более 450 конструкторов. Отдел соревновался с ОГК УЗТМ и при подведении итогов за 1940 год был признан победителем - хотя коллектив ОГК УЗТМ был силен, но Юг рос быстрее, обгоняя Север.