Назад

НКМЗ - 80. Страницы истории

Показать все

На слаломе освоения


В 1934 году НКМЗ не выполнил план. Из 25000 т, намеченных наркоматом, было изготовлено только 16900 т. Несмотря на активизацию стахановского движения, был далек от полного освоения проектной мощности и 1935-й, в течение которого новокраматорцы изготовили 19000 т продукции. В 1936 году заводчане записали на своей счет 27700 т готовых изделий.

Достичь проектной мощности за столь малые сроки было нереально по нескольким причинам.

Во-первых, цехи были сданы в эксплуатацию недостаточно укомплектованными станками и крановым оборудованием. Во-вторых, очень низким оставался уровень квалификации машиностроителей. В-третьих, планирование на заводе только организовывали, еще не существовало диспетчерской службы, а для того, чтобы кардинально уточнить функции отделов и цехов, стабилизировать документооборот, пришлось пригласить специалистов московской конторы Оргаметалл.

В 1936 году вопросы календарного планирования отступили на второй план перед вопросами технологии, организации рабочего места и расстановки рабочей силы.

«Результаты работы всего коллектива завода еще совершенно неудовлетворительны, - писал И.Т. Кирилкин в статье «За овладение техникой». – Наш завод имеет первоклассное техническое вооружение, однако до сих пор мы не научились как следует пользоваться этим вооружением, еще не умеем выжать из нашей техники максимум… не умеем бережно хранить дорогостоящее оборудование, которое доверила нам партия: у нас много аварий и поломок.

У нас недопустимо высокий брак, качество выпускаемой продукции совершенно неудовлетворительно. Наше дорогостоящее, оплаченное валютой заграничное оборудование мы используем по времени чрезвычайно слабо, не более чем на 65-70%. Загруженность рабочего дня в наших основных цехах недопустимо низка».

«Дальнейшие успехи завода зависят больше всего от работы на этих участках», - утверждал сменивший Кирилкина директор завода Э.А. Сатель в отчетном докладе по итогам хозяйственной деятельности предприятия в 1936 году.

Потери полезного рабочего времени в 1936 году составляли 31%. На изготовление одной тонны механоизделий расходовалось 56 станко-часов, и это было достижением, потому что в 1935 году этот показатель составлял 80 станко-часов на тонну.

Высокоточное оборудование, установленное не более трех лет назад, начало выходить из строя. Неизбежное в первые годы эксплуатации повышенное «станколомство» и небрежное обращение с оборудованием малоквалифицированных рабочих вызвало необходимость форсирования капитального, текущего, планового ремонтов.

К концу 1936 года из 1461 станка лишь 41,7% находились в хорошем состоянии, а в плохом – 20,8%. За год произошло 178 аварий. И пусть их было меньше, чем в 1935 (235), ликвидация последствий происходила очень болезненно и носила затяжной характер из-за несвоевременного изготовления запасных частей.

Ремонтники не успевали – четвертый цех был загружен производственными заказами для УКСа и на сторону. Кроме того, пришлось признать, что станочный парк цеха для ремонтных надобностей подобрали неудачно.

В 1936 году были предприняты решительные меры для укрепления ремонтной базы: ремонтно-механический цех №4 и ремонтно-строительный цех, подчинявшиеся УКСу, были переданы в ведение главного механика. В 1937 году предполагалось почти полностью освободить ремонтно-механический цех от производственных заказов, наладить снабжение службы главного механика централизованно фондируемым цветным литьем.

Нуждались в ремонте и сами цехи: где-то в текущем, где-то в специальном, с уничтожением грибка.

Капитального ремонта требовали крыши и кровельные ковры практически всех цехов, но, прежде всего, ЧЛЦ-2. В механосборочном цехе №1 под давлением тяжеловесных деталей прогнулся торцовый пол.

Остро ощущался дефицит инструмента. С заводов ГУМПа (главного управления металлургической промышленности) поступило всего 75% от запланированного количества. И только заводские и цеховые инструментальщики, постоянно перевыполняя планы, смягчали остроту ситуации.

Рабочей силы на НКМЗ хватало, ощущался разве что некоторый дефицит формовщиков. Но у рабочей силы не хватало квалификации, рабочих V-VII разрядов на НКМЗ было меньше трети. Из-за этого на ряде ведущих производственных участков станки простояли 6,15% рабочего времени.

И поистине бичом была текучесть кадров: за год приняли 7323 (без малого половина численности персонала), уволили 5849 человек. В поисках лучше оплачиваемой работы уходили рабочие низкой квалификации, по собственному желанию уволилось 47,5% от ушедших с завода. Недостаточное жилищное строительство становилось причиной текучести среди квалифицированных кадров – многим приходилось ездить в Краматорск за 40 километров, из-за отсутствия квартир ушли 10,4% подавших заявление. С завода ушли до 50% мобилизованных специалистов.

В 1936 году обострилась проблема снабжения предприятия сырьем, основными материалами, топливом. Модельный цех лихорадило из-за отсутствия леса, за год его пришло 51,5% от потребного. Также бессистемно и в недостаточном количестве приходили на завод бронза, цветные металлы, ферросплавы. Отсутствие электродов и магнезита надолго выводило из строя электропечи и мартены. Не хватало кабелей, электроламп. Прокат, который поставлялся кузнечному цеху, часто оказывался бракованным.

Полное отсутствие метизов пришлось восполнять собственными силами – только в первом механосборочном цехе на это было затрачено в 1936 году 40000 станко-часов, то есть 10% отработанного времени.

На 4-8 месяцев запаздывала комплектация изделий прокатостроения импортными подшипниками. Решить этот вопрос было невозможно, поэтому с разрешения замнаркома М.Л. Рухимовича такая продукция выпускалась как условно готовая: для подгонки полученных подшипников уже смонтированные изделия весом в десятки тонн приходилось снова разбирать.

Страну душил дефицит. За год электропечи простояли из-за отсутствия электроэнергии 79,4 суток, из-за отсутствия электродов – 50 суток. Мартены из-за отсутствия лома стояли 25 суток, из-за несвоевременного снабжения магнезитом – 66 суток.

В 1936 году обязательства по портфелю заказов значительно превышали производственную программу, и это заставляло работать широким распыленным фронтом вместо того, чтобы сконцентрироваться на заказах, обеспеченных заделом.

Итак, план 1936 года был перевыполнен относительно 1935-го на 39,6%. Но план по году заводчане выполнили лишь на 84,6%. Виновниками были механические цехи – здесь план выполнили лишь на 24,5% (4616 т).

Новокраматорцам приходилось все осваивать впервые. И овладение производством сопровождалось огромными трудностями.

В заготовительных цехах не сразу находили правильные техпроцессы. Сравнительно поздний пуск прессового цеха и вследствие этого вынужденная кооперация с Уралом, сталинградским заводом «Баррикады», Ижорскими заводами, СКМЗ по поставке крупных поковок также затягивала выпуск отдельных изделий. Отсутствие на заводе больших карусельных станков до Ø10 м потребовало специальных приспособлений, чтобы взамен обточки строгать сегменты на столе, движущемся по копиру. Из-за неукомплектованности цеха №2 большим зуборезным станком нарезка шестерен для ШПМ и мельниц производилась на СКМЗ или заводе им. Буденного, на весьма устаревшем оборудовании, которое не обеспечивало необходимой точности. Большую шестерню для ножниц слябинга весом 40 т лишь после многократных распоряжений наркомата удалось разместить на Таганрогском заводе, где для нее не было ни подъемных средств, ни квалифицированных рабочих.

Несмотря на трудности освоения, по программе 1936 года на НКМЗ впервые в СССР освоены крупнейшие изделия, в том числе шесть стационарных проходческих щитов Ø10 м для московского метрополитена, мостовой кран грузоподъемностью 220 т для метзавода Запорожсталь, два портальных крана грузоподъемностью 150 т пролетом 17 м для подъема щитов на канале Москва-Волга, ШПМ с барабаном Ø6 м для Ураласбеста. В течение года было выпущено семь газогенераторов с автоматикой для Сталиногорска, три коксовыталкивателя, конвертер для Макеевского завода им. Кирова, 17 колчеданных печей для получения серной кислоты, изготовлен лоботокарный станок с планшайбой Ø2 м для модельного цеха, центробежная машина для отливки роликов к рольгангам тонколистового стана, ножницы с верхним резом давлением 700 т для метзавода им. Дзержинского, шестиступенчатый компрессор для сжатия азота до конечного давления 220 атм. при производительности 2800 м3/час, комбинированный (сталь+чугун) шабот весом 221 т для парового молота.

В 1936 году НКМЗ впервые приступил к комплектной поставке агрегатов для постройки новых заводов. Для Запорожстали изготавливалось оборудование цеха проката, где был пущен впервые в СССР и Европе слябинг дуо 1100. К нему впервые в СССР и Европе были построены электрические ножницы с верхним резом давлением 2000 т. Для цеха обогащения Прибалхашстроя изготовлены металлоконструкции здания, два крана грузоподъемностью 100 т и 125 т; для кузовного цеха Горьковского автозавода – 2085 т металлоконструкций. Серийно выпустили 20 углеразмольных мельниц, 110 тележек для перевозки изложниц, восемь мостовых кранов, 12 ШПМ, три вальцетокарных станка типа Waldrich.

«1936 год явился хорошей подготовкой для дальнейших успехов, - отмечал Э.А. Сатель. - Ибо за это время приступили к освоению или освоили самые сложные основные техпроцессы».

На 1937 год заводу запланировали увеличение объемов товарной продукции до 40000 т.